?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Гусарская баллада.

Конкурс "В каком полку служили"
Все-таки русские (вернее, бывшие советские) интеллигенты - это такие особые люди... все их тянет порассуждать и подумать обо всякой фигне, да?
Причем чем та фигня от них дальше - тем она привлекательнее.
Нет бы как все... вот мы, например, вчера (ибо это у вас красный день календаря, а у нас в Турции нормальный черный понедельник, который бы взять и отменить на нашем полуострове, но увы!), итак, вчера собрались мы в составе пяти человек, не считая детей и ехидны, чтоб отпраздновать.
Семейная пара балетных педагогов из Москвы, одинокий, как парус, хореограф из Питера и мы с мужем - сами знаете откуда.
Начали мы как люди: дамы поздравили кавалеров с мужским праздником, торжественно вручили им праздничные вилки и рюмки... к столу, к столу... но уже после первых поздравлямсов зашел к нам, сами понимаете, разговор.
Бессмысленный и беспощадный.
Кого и с чем поздравлять-то, а?
Тут же выяснилось, ибо советская интеллигенция отличается умом и сообразительностью начитанностью и проникающей эрудицией, что 23 февраля есть не что иное, как день создания Красной, а даже не Советской армии, но даже если признать их идентичность, взяв отпечатки пальцев на автоматах Калашникова по всему миру, то мы-то к ним (обеим, несокрушимым и легендарным) каким боком?
Никаким, ибо вовсе даже спиной.
Никто из присутствовавших мужчин не служил, хотя каждый из них однажды в жизни побывал в военкомате и поведал об этом за праздничным столом как о боевом прошлом.
"В наше время, - сказали в один голос с одинаковой ностальгией мужчины балетные, - у артистов балета была отсрочка... а потом уже возраст! Служить бы рад - но уже не берут!"
Вот и все их отношения с Советской армией.
Высокие отношения.
Не желала Советская армия иметь в своих рядах умирающих лебедей прекрасных принцев, хотя, скажу я вам по секрету, каждый принц ведь может часами таскать на руках Анастасию Волочкову любую гаубицу, прекрасный слух сделал бы его незаменимым спецназовцем, а злодей Ротбарт так и вообще в состоянии командовать взводом лебедей без дополнительной подготовки.
Обсудив все это, мы пришли в выводу, что отсрочкой всего кордебалета Большого и поменьше академических театров и объясняются наши не слишком большие в прошлом успехи на театрах военных действий, но что было, то было. Теперь армия поняла, что фуэте и арабеск - штуки посильнее, чем "Фауст" Гете фауст-патрон, и, чтобы быть наверняка впереди планеты всей, исправила свою роковую ошибку. Отсрочка та отменена, и сыну наших балетных друзей приходится косить числиться вечным студентом ("полк наш выступил, а я числюсь... при чем я числюсь, папа?"), ибо он по юношескому неразумию предпочитает крутить фуэте, а не подносить ленты к пулемету...
Тут турецко-, а по совместительству и российско-подданный муж вспомнил, что он-то служил.
Четыре месяца после окончания университета.
И мы обрадовались, и собрались было его поздравить, и подняли бокалы, и выпили их... но советские интеллигенты же на этом не остановятся, да?
"В каком полку служили?" - спросили мы его и с ужасом поняли, что... что выпито, то выпито, а вот поздравления-то придется брать обратно: это была турецкая армия, то есть часть военного блока НАТО, нашего вероятного противника-а-а... как ты мог, Брут?!
Брут предъявил полученный им в ходе первого и последнего визита в военкомат наш советский военный билет: получал гражданство он уже в преклонном постпризывном возрасте, и на его свободу никто не покушался, да и вряд ли им был нужен турецкий Штирлиц... словом, в "защитники Отечества" не годился и он.
Дальше интеллигентный спор двинулся в глубь и в ширь вопроса: а кого можно считать защитником? и какого отечества? и от кого?
Подозреваю, что, как всякий русский спор, бессмысленный и беспощадный, этот тоже плавно перешел бы от защитников к полузащитникам, от тех к "Челси" и Абрамовичу, потом двинулся бы к смыслу жизни на Марсе...
"Между прочим, - сказала вдруг очнувшаяся от амнезии ехидна, - вы можете поздравить меня. Ибо я - лейтенант, военный переводчик по специальности".
"Как ревизор лейтенант? Зачем ревизор лейтенант?" - удивились все, а я достала из широких штанин из шифоньера краснокожую в душе, но зеленую снаружи книжечку.
Оказавшись старшей по званию и скомандовав "вольно!", ехидна приступила к повествованию.
В МГУ натюрлих была военная кафедра. А на отделении "русский как иностранный", куда в те времена отбор был как в МГИМО, обучались, в основном, юноши. Которым, собственно, и предстояло стать лейтенантами и военными переводчиками.
Поскольку никакой специальной команды относительно небольшого числа затесавшихся туда девиц не поступало, то и мы учились там - чему-нибудь и как-нибудь. Два года, каждый четверг, мы в военной форме: рубашка и галстук из военторга, юбку разрешали свою, - шли на военную кафедру, где нас на полном серьезе ожидали такие вещи, как построение, "Здра-жла-тващ-полковник!", секретная тетрадь с пронумерованными листами, никогда не выдававшаяся на дом, занятия по тактике, допросы пленного американца...
Можете себе представить? В центре Москвы, в восьмидесятые годы нас всерьез обучали на радисток Кэт.
Первая страница секретной тетради была исписана совершенно секретными сентенциями.
Сейчас ехидна может без опаски и оглядки сообщить, что, например, первой военной тайной было следующее: "Советская Армия непобедима и обладает сокрушительной военной мощью". Ехидне уже тогда казалось, что сию тайну лучше было бы как можно скорее донести до вероятных противников... заслать Штирлица с моей секретной тетрадкой в Пентагон - вот бы там удивились!
Другой военной тайной было такое информативное сообщение: "В состав Советской Армии входят Военно-Морской Флот, Военно-Воздушный Флот... и так далее", словом, никто бы не догадался, что на небе и на воде воюют разные рода войск. У них-то, вражин, пойди, по-другому! Вон Джеймс-то их Бонд - и на небе, и на земле, в огне не горит и в воде не тонет... а у нас все строго: рожденный ползать в танке - летать не может... только это секрет.
Не раз и не два приходила нам мысль продать ту секретную тетрадочку американскому шпиону - да где ж его взять?
Мне очень стыдно, но я знаю, как будет по-английски "бронетранспортер", и помню тактико-технические характеристики какой-то поганой, ибо находящейся на вооружении у НАТО, самоходной гаубицы... но тс-с-с-с! об этом нельзя говорить вслух.
На военной кафедре все просто бредили секретностью. И вообще: когда говорили, казалось, что бредили.
"А ты меня не спрашивай, где я служу. Я об этом молчу не случайно. А я тебе скажу: я при кО-о-онях служу. Остальное военная та-а-айна!" - слыхали такой бред преследования мотивчик?
Мы сдавали два госэкзамена: по военизированному английскому (жесть!) и по тактике (из того же материала!).
"Из скольких частей состоит противогаз?" - это не анекдот начинается, это меня спросили, после того как я его собрала, разобрала и собрала снова вместе с автоматом Калашникова и пистолетом Макарова. Хорошо, что разбирать-собирать надо было по очереди, а то б запуталась в деталях и собрала стреляющего динозавра.
"Из трех, - бодро оттараторила я, - маска, трубка и коробка", - и замерла в предвкушении положенной "пятерки".
"Ответ неверный! - грянуло из-за огроменного стола, загроможденного противогазами и автоматами... а пистолет мой был не заряжен, эх... - Вы свободны!"
Еще раз эх.
Где наша не пропадала... раз уж пистолет-то не заряжен... что ж ехидне всю жизнь мучиться?!
"Товарищ-полковник-разрешите-обратиться!" - без этого волшебного слова тут никого даже в койку не заманить.
"Разрешаю!" - что, подумал, что в койку?
"А скажи-и-ите, пожа-а-алуйста, - пропела ехидна, бывшая тогда снаружи вполне себе блондинкой, - а из скольких частей-то?"
"Чего?" - "Да противогаз-то... из скольких, а? Вот же три: маска, трубка и коробка, и я не понимаю..." - "Ох, эти мне блондинки филологи! Сколько раз вам повторять: учите, учите и учите, а то война, а вы... Противогаз, - прогремел он, как по писаному, - состоит из двух частей. Запомнили? Из двух. Маска с трубкой - и коробка! Ясно вам? Можете идти!"
Идти мы с ехидной не могли.
Доползли, давясь от смеха, до двери, получили свою четверку по тактике и пятерку за перевод, потом звание лейтенанта и военный билет, который и валялся у меня за ненадобностью.
И вдруг... помню, я уж не молодушкой была, наша армия в поход куда-то шла, и мне позвонила в Турцию мама и с ужасом закричала: "Тебе прислали повестку! В военкомат!" Убеждать мою маму в чем бы то ни было том, что можно просто позвонить и сказать, что я за границей, буду летом и вообще многодетная мать, а посему какого фига?.. нет, убеждать ее абсолютно бесполезно, поэтому я сделала вид, что отнеслась с должной сурьезностью, а летом, едва отдышавшись от паспортного беспредела контроля в Шереметьево, понеслась в военкомат.
Вдруг, и правда, не может больше без меня Красная армия?
"Вот, мне тут повесточку прислали", - фальшивым голосом запищала ехидна в ихнем приемном покое.
"Да? - глянула на меня приемно-покойная тетка. - Так вы, деточка, наверно, институт закончили, а билет получить забыли?"
Да, я институтка, я дочь офицера камергера... я черная моль, я летучая мышь... меня зовут юнцом безусым? мне это, право, это, право, все равно!..
"Да у меня дочь уж в институт поступила, и вот докУмент, что я многодетная мать давным-давно, давным-давно, давным-давно! Что нужно от меня Красной армии?"
"Ой, - испугалась тетка, словно увидев перед собой призрак оперы коммунизма, - как же это мы так? Вот сюда сейчас мы вас запишем, справочку вам дадим, печать вот сюда поставим... вы все фамилии-то меняете, вот мы вас и потеряли..."
Нет, не нужны мы с ехидной Красной армии, не нужен им берег турецкий, а из моего окна, между прочим, не площадь Красная видна, а территория воинской части, входящей в состав НАТО, и я могу каждое утро наблюдать, какую зарядку делают рядовые на плацу, а если мне бинокль и приборы ночного видения?
В общем, если у вас за праздничным столом возникнет интеллигентский спор про кого поздравлять, можете спокойно поздравить меня: я и есть тот самый защитник Отечества, кавалерист-девица Надежда Дурова, лейтенант запаса, военный переводчик, заброшенный судьбой в тыл врага... пам-пам-пам, па-па-па-пам-пам-пам... не думай о секундах свысока...
Муж с удивлением узнал, что он лишь рядовой на этом празднике жизни.
Он никогда бы не догадался, что всю жизнь жил со старшим по званию; полковники с манией преследования военной кафедры могут мною гордиться: даже в койке во сне я не выдала военную тайну и не кричала во время родов, из скольких частей состоит противогаз.

Comments

( 6 comments — Leave a comment )
anartosis
Mar. 1st, 2012 01:08 pm (UTC)
Вы написали житейски правильный текст. Я не служил, но Вас понимаю.
dusyok
Mar. 2nd, 2012 02:53 pm (UTC)
Ну вот, будем теперь знать "состав" противогаза)))
Однокурсник рассказывал, как на сборы забрали очень взрослых мужчин из небольшого подмосковного городка, в том числе и отца этого товарища. Вернулись через две недели довольные, сытые, заросшие и в старой военной форме... Говорил, ощущение было, будто в город партизаны вошли)))
aniskin1968
Mar. 2nd, 2012 03:06 pm (UTC)
ваще то их партизанами и зовут
:):):)
dusyok
Mar. 2nd, 2012 03:12 pm (UTC)
Да?)) Я и не знала, вообще про это вспомнила, когда этот рассказ читала))
buhtoyarov_ai
Mar. 23rd, 2012 08:20 am (UTC)
А мы с товарищем накануне военки (день занятий на военной кафедре) сдавали кровь и брали справки об освобождении от занятий, а на заработанные деньги кутили в ресторане... А рассказец веселый...
aniskin1968
Mar. 23rd, 2012 08:46 am (UTC)
спасибо за отзыв
молодость, молодость :)))
( 6 comments — Leave a comment )

Profile

aniskin1968
Алексей Антяскин
Website

Latest Month

September 2019
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Tags

Powered by LiveJournal.com